Блог

Естественное развитие: от рождения до 3 лет

Чаще, когда в обсуждении поднимается вопрос о вреде раннего развития, я встречаю много непонимания. Почему не нужно развивать ребенка? Ребенок в раннем детстве на столько пластичен, разве не нужно этим пользоваться? Чем больше мы в него вложим сейчас, тем больше получим потом.

Размышляя таким образом, родители встают на тропу раннего обучения, забывая об естественном развитии ребенка.

Итак, что является естественным для ребенка?

От рождения до года – это эмоциональное общение с мамой. Эта та деятельность, которая является основной и ведущей в данной возрастном периоде. Во время этого периода постоянно увеличивается потребность ребенка в общении с окружающими взрослыми, что определяет готовность перехода к следующему этапу развития.

Именно поэтому важно общаться с ребенком, начиная с рождения. Различные современные девайсы приводят к тому, что эмоциональное общение мамы и ребенка сходит на нет. Появляется все больше предметов, которые освобождают маму от ребенка. Теперь маме не обязательно его долго укачивать, можно положить в автоматическую люльку. Не нужно постоянно держать малыша на руках и давать грудь по требованию – можно дать пустышку. Да и самому ребенку теперь не нужно просыпаться и звать каждый раз маму на помощь, потому что в подгузнике почти всегда сухо и комфортно. И таких примеров множество.

Между тем, важность эмоциональных отношений мамы и ребенка очень хорошо видна на примере детей, лишенных этого общения. Давно показано, что дети с материнской депривацией на много хуже развиваются и соматически, и психологически.

В раннем возрасте (с года то трех лет) ребенок продолжает познавать окружающий мир. Естественной деятельностью для него является взаимодействие с предметами. Ребенок интересуется всем, что его окружает — он пробует, испытывает, изучает. Он пока не использует предметы по назначению, он пытается понять, а что вообще со всем этим нужно делать? А взрослый ему в этом помогает.

К завершению этого этапа происходит очень важное изменение в мышлении ребенка – он уже знает, что каждый предмет предназначен для какого-то действия (расчёска нужна, чтобы причесать волосы, ручкой пишут, ложкой едят и т.д.), но теперь также он умеет использовать один предмет в качестве заменителя другого (например, малыш может покормить палочкой куклу или измерить плюшевому мишке температуру ручкой). В дальнейшем это новообразование становится основой для следующего этапа развития, а именно дает возможность успешно освоить сюжетно-ролевую игру, которая станет ведущей деятельностью в дошкольном возрасте.

Мы не будем подробно останавливаться на изменениях, которые происходят с ребенком от рождения до трех лет, поскольку о них можно прочитать в литературе по возрастной психологии, а также в любой научно-популярной психологической литературе для родителей.

Вместо этого мы лучше подумаем о том, как случайным образом не заменить естественное развитие ребенка обучением. А затем решим, а нужно ли ребенка обучать?

Раннее развитие – польза или вред?

Понятие «ранее развитие» сейчас очень размыто. Данный термин не является устоявшимся и понимается всеми по-разному. Чтобы избежать недопонимания и искажения смысла, который закладывается в данный текст, я считаю необходим уточнить, какое именно явления я буду описывать.

Если говорить о раннем развитии как об активной позиции мамы по отношению к ребенку в ранние годы, то безусловно я не найду (да и не буду пытаться найти) ни одного минуса такого взаимодействия. С одной оговоркой – активная позиция заключается в искреннем интересе к ребенку, готовности и желании проводить с ним время, умении адекватно общаться и выстраивать гармоничные отношения с малышом.

Однако, современные родители, а вместе с ними и многочисленные специалисты по раннему развитию, в обсуждаемый термин вносят совершенно другой смысл. А именно – всестороннее ОБУЧЕНИЕ ребенка от года до трех. Как только ребенок начинает ходить, родители выбирают различные «развивашки» для ребенка, часто малыша водят сразу в несколько секций – английский, танцы, рисование, арифметика и др.

Итак, разобравшись в понятиях, еще раз подчеркнем, что в данной статье мы будем обсуждать не раннее развитие, а совершенно другое явление. Нарочито назовем его словом, крепко укрепившимся в головах современных мам, «развивашки».

Педагогические аберрации и «развивашки»

Наравне с понятием «педагогическая запущенность», о котором всегда много говорят, стоит рассматривать понятие «педагогические аберрации», о котором чаще забывают.

Итак, педагогические аберрации – это преждевременное обучение (письму, чтению и др.) или чрезмерные физические нагрузки, не соответствующие уровню психофизиологического развития ребенка.

В современном мире редко встретишь ребенка с педагогической запущенностью. Гораздо чаще мы сталкиваемся с дизонтогенезом, спровоцировали которое как раз педагогические аберрации.

Происходит это по ряду причин.

Во-первых, во всех областях знаний можно встретить некомпетентных специалистов. Педагогика – не исключение. Если взглянуть на программы занятий в центрах раннего развития, то можно увидеть множество заданий, которые не соответствуют уровню психофизиологической зрелости ребенка.

Во-вторых, зачастую родители очень высоко оценивают задания, которые являются сложными и бесполезными в раннем возрасте (прямое обучение буквам, письму в раннем возрасте и др.)

В-третьих, родители свято верят в пользу «развивашек» и хотят вырастить самого умного, самого успешного человека. Происходит это из-за того, что большинство опирается на информации о том, что мозг ребенка раннего возраста очень пластичен. В такой литературе обычно указывают на различные факты – например, на двуязычие (билингвизм), которое развивается гораздо успешнее в раннем возрасте. Этих аргументов бывает достаточно, чтобы родитель записал двухлетнего малыша на курсы по английскому.

Ну а в чем, собственно, вред

В возрастной психологии есть понятия о сензитивных периодах, ведущей деятельности и социальной ситуации развитии. Другими словами, формирование любой функции наиболее успешно происходит в самый благоприятный период для ее развития. Кроме того, в каждом возрасте существует ведущая деятельность – это та деятельность, в которой ребенок успешнее всего развивается. Учебная деятельность становится ведущей в младшем школьном возрасте! Если мы вмешиваемся в естественное развитие ребенка и навязываем ему обучение (речь идет о прямом обучении, когда ребенка учат сидеть за партой, концентрироваться на неинтересном для него задании и т.п.) в раннем возрасте и в дошкольном мы получаем:

  • Отсутствие мотивации к обучению в младшем школьном возрасте. А ведь мотивация лежит в основе ведущей деятельности этого периода;
  • Автоматизация ВПФ. Т.е. ребенок обладает хорошей механической памятью в ущерб логической; бегло читает, но не может пересказать текст и т.д. В итоге мы увидим взрослого человека, который очень эрудирован, но не может решить нестандартную задачу;

Далее стоит обратить внимание на развитие мозга в онтогенезе. Нейропсихологи отмечают: «если социальная ситуация развития противоречит с актуальной ситуацией для развития мозга (например, опережает ее), происходит энергетическое и информационное обкрадывание. Ярким примером такого неадекватного перераспределения церебральной энергии является раннее (2-3 года) обучение ребенка буквам и цифрам. Опережающая нагрузка на кортикальные отделы мозга, которая неизбежна при обучении чтению, письму или счету, в силу своей энергоемкости «истощила» находящиеся в сензитивном периоде развития субкортикальные образования… последние завершают свое морфофункциональное развитие очень рано и, таким образом, не имеют достаточных ресурсов для реадаптации…» (Семенович А.В.).

В итоге мы можем наблюдать (иногда отсроченные во времени) симптомы:

  • Различного рода эмоционально-личностных девиации;
  • Склонность к частым заболеваниям, аллергические явления;
  • Элементы логоневроза, дизартрии,
  • Тики и навязчивые движения;
  • Энурез;
  • Заикание.

Далее мы рассмотрим вопрос о том, как не навредить ребенку. И поговорим об естественном развитии и обучении.

Коммерциализация детства

Так уж сложилось, что мы стали свидетелями коммерциализации детства. Именно сейчас данный процесс достиг пиковой точки. Со всех сторон на нас сыпется реклама услуг для детей – это различные развивающие центры, кружки, детские кафе, новые уникальные игрушки, магазины детской одежды, познавательные шоу и прочее.

На удочку раннего развития попадаются практически все (даже, казалось бы, образованные люди). Интересно, почему? Условно выделим социальные и личностные причины, которые подталкивают родителя вести свое чадо в развивающий центр.

В основе социальных причин лежит пользовательское мышление взрослых. Самый лучший родитель теперь тот, кто покупает своему малышу лучшую одежду, лучшие игрушки, которые может позволить себе хоть 10, хоть 100 кружков. Таким образом, ребенок становится объектом, который можно улучшить, «прокачать». Ребенку исполняется год и его ведут в спортивную секцию, театральный кружок, студию лепки и рисования, а еще приправляют все английским языком. Если спросить взрослых, зачем все эти занятия ребенку раннего возраста, то в ответ можно увидеть округленные глаза и различные варианты ответов. Родители говорят, что хуже от таких занятий точно не будет, что ребенка нужно развивать, что в этом возрасте малыш очень пластичен (усваивает лучше и без труда), что свое чадо они водят на кружки ради социализации, ну и самый главный гешевт – «мы не просто тратим деньги, мы инвестируем в будущее».

Раннее развитие становится модным брендом, которым одержимы родители. Теперь детство – это огромный потребительский пласт.

К личностным причинам относится низкая педагогическая образованность родителей и неспособность анализировать всю информационную лавину. Взрослый доверяет специалисту раннего развития, а специалист рассказывает о пользе своих занятий и обещает светлое будущее. Сюда еще добавляется ощущение причастности – если ты не ведешь своего ребенка на занятия, ты чего-то упускаешь. Вдруг сын соседки вырастет умнее?

Также не стоит забывать о различных нарушениях взаимодействия в диаде «мать-дитя». Есть масса случаев, когда родитель по какой-то причине не в силах оптимально взаимодействовать с ребенком, ему легче снять с себя ответственность за развитие ребенка и переложить на специалиста и развивающие телешоу.

Становится очевидным тот факт, что польза различный центров счастливого детства стремится к нулю. Очевидных плюсов раннего развития не могут назвать ни родители, которые водят детей на занятия, ни специалисты, которые эти занятия проводят.

Назревает вопрос – если нет плюсов, есть ли минусы? Действительно ли верно утверждение родителей: «мы водим своего ребенка на развивающие занятия, потому что хуже точно не будет»?

Итак, читаем о вреде раннего развития.

Сенсорная интеграция пришла в Россию

В последнее время в России все большую популярность приобретает метод сенсорной интеграции (ASI), разработанный трудотерапевтом Джин Айрес из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Переведенной на русский язык литературы, описывающий обсуждаемый метод не так много – это книга самой Джин Айрес «Ребенок и сенсорная интеграция», книга немецкого эрготерапевта Уллы Кислинг «Сенсорная интеграция в диалоге». И совсем недавно изданная на русском языке (в 2017 году) книга «Сенсорная интеграция. Теория и практика», описывающая и обобщающая исследования данной терапии.

Сенсорной интеграцией основатели теории называют процесс, во время которого нервная система получает информацию от рецепторов, обрабатывает, а затем и использует ее для выполнения целенаправленной деятельности. Например, чтобы человек принял определенную позу в пространстве, должна произойти адаптационная реакция – это и будет являться сенсорной интеграцией. Авторы обсуждаемой теории предположили, что различные отклонения от нормы в психическом развитии ребенка могут быть связаны с нарушением обработки сенсорной информации.

Для преодоления различных нарушений авторы и последователи теории предлагают компенсировать расстройства сенсорной интеграции посредством сенсорного, вестибулярного, проприоцептивного, тактильного стимулирования.

В целом, теория сенсорной интеграции оправдала свое существование и действительно доказала свою эффективность на Западе. Однако, хочется заметить, что научные труды отечественных авторов, основателей классической нейропсихологической школы, гораздо глубже раскрывают взаимосвязь структуры и функционирования головного мозга с особенностями психических процессов.

Хочется заметить, что даже батарея тестов, изучающая особенности сенсорной интеграции, уж слишком сильно напоминает классическую нейропсихологическую диагностику. Есть правда несколько отличий: во-первых, небольшая путаница в терминологии, во-вторых, нейропсихологическая диагностика, помимо тестов на сенсорную интеграцию (другими словами, пробы на тактильные и саматогностические функции, двигательные функции, пространственные представления и гнозис), включает пробы на память, речевые функции, интеллектуальные функции, письмо и чтение.

Кроме того, важно заметить, что ни один метод  не является уникальным рецептом избавления от всех проблем! Каждый ребенок должен пройти качественную диагностику, чтобы было возможно определить дальнейший путь коррекции и круг специалистов, которые смогут вместе с ребенком добиться максимальных результатов.

Исходя из вышесказанного хочется заключить, что не следует слепо бежать за новомодными тенденциями. Каждый специалист, прежде чем решить освоить метод сенсорной интеграции, должен (нет, просто обязан) изучить труды отечественной нейропсихологии. Я не отрицаю существование западных теорий, но к ним следует преступать, если у вас есть хорошая теоретическая база, основываясь на которую вы сможете вынести для себя пользу и из альтернативных научных трудов. А вот лучшей теоретической базы, чем отечественная, извините, не найти.

Каждый родитель должен запомнить, что прежде чем отправится с ребенком на волшебный дорогостоящий курс, избавляющий от всех проблем, нужно взвесить все за и против и понять, что месяц пропущенных занятий у логопеда, дефектолога (и других постоянных специалистов, сопровождающих процесс реабилитации) мог бы дать вам гораздо больше, чем кратковременный курс сенсорной интеграции. Постоянно вырывая ребенка, то в один санаторий, то в другой, бегая от одного специалисту к другому, вы не даете ему самого главного – четкого режима и целостной, структурированной, поэтапной программы коррекции. Кроме того, правильно организовав отдых с ребенком, успешную сенсорную интеграцию вы сможете обеспечить и сами!

А может сходить к остеопату?

Впервые о врачах-остеопатах я услышала на обучающем курсе по нейропсихологии. Говорили там о них много, не скрывая восхищения в голосе. Ведущие нейропсихологи России хором твердили: «Практически каждого ребенка, прежде чем брать на занятия, мы отправляем к остеопату».

Так, с 2015 года у меня в голове жила мысль, что в современной медицине есть уникальное научное направление, которое активно развивается и способно справиться с такими заболеваниями, с которыми традиционная медицина бороться не может (я сейчас говорю о ряде заболеваний, которые в настоящее время лечатся по принципу «убрать симптом», без поиска и устранения причины болезни).

Конечно же, объективно оценить эффективность данного метода я не могла, как и не могла понять: «А что такое вообще остеопатия? В чем суть остеопатического воздействия? В чем отличие остеопатии от мануальной терапии? Что вообще делает врач-остеопат на приеме?».

Ответы на эти вопросы я искала, находила различные остеопатические клиники, школы, натыкалась и на личные сайты и страницы практикующих остеопатов. К слову, везде были одинаковые высокопарные фразы, описывающие уникальность обсуждаемого метода, его эффективность, безболезненность. Абсолютно на каждой такой страничке я находила список отличий мануальной терапии от остеопатии, суть которого сводилась к следующему: мануальщики плохие, а остеопаты хорошие. Ну и самое главное — все-все остеопаты на своих сайтах писали, что их, настоящих, не так уж и много, найти хорошего остеопата трудно, а ведь главное попасть к хорошему врачу-остеопату, иначе толка не будет.

Далее я подписалась на страничку Владимира Животова, читала его статьи. Для меня они выглядели довольно убедительно (да и до сих пор выглядят), казалось, что этот специалист делится великими тайнами, доступными только врачам-остеопатам. Ну и судя по данной страничке я поняла две вещи: 1) остеопатия может справится со всеми проблемами (большими и маленькими), исключение было одно – онкология; 2) Врач-остеопат нужен каждому, даже если кажется, что у вас все в порядке.

Наконец я решила, что мне самой нужно обратиться к остеопату (о, великому). Поняв, что в моем родном городе хорошего остеопата не найти, я начала искать отзывы на тверских специалистов. И я нашла врача-остеопата Елену Викторовну Захарову, которая принимает в Твери, отзывов об этом специалисте было немного, но все хорошие, на ее личном сайте было много европейских дипломов, а также значилось, что врач-остеопат Елена Викторовна Захарова является сертифицированным членом остеопатической ассоциации.

Решение было принято, и я позвонила специалисту, чтобы записаться на прием. По телефону узнала, что одно посещение будет стоить 5 000 рублей (к слову, цена меня не напугала, я подумала, что врач ведь в Европе учится не бесплатно….). Ну и тут же случилось чудо! Оказалось, что один из клиентов врача-остеопата Елены Викторовны Захаровой заболел и я смогу не ждать приема 2 месяца, а приехать в ближайшее воскресенье.

В назначенное время я приехала в г. Тверь к специалисту, взяв с собой весь пакет медицинских документов, которые Елена Викторовна Захарова запросила еще по телефону. Конечно же, к документам врач-остеопат немного притронулась, но даже не стала их изучать, просто пожаловалась на отвратительный почерк других врачей и охнула, что невозможно ничего прочитать.

Ну и далее начались сами манипуляции, целый час врач притрагивалась и задерживала руку то на одном участке тела, то на другом, называя это и воздействием, и диагностикой. Успокаивала воды в организме, говорила, что они дребезжат, а должны двигать плавно. Перечисляла все проблемы, которые услышала в самом начале разговора и уверяла, что прочувствовала все это руками (да-да, врач, с моих слов записано верно). А еще она называла свои руки волшебными, не замолкала ни на секунду и постоянно говорила об эффективности остеопатии. Ну и закончился прием тем, что врач Елена Викторовна Захарова заключила: «Один прием уже даст мощное воздействие, но для лучшего эффекта необходимо приехать еще 2 раза». Все это сопровождалось маркетинговыми ходами: «успей записаться, мест совсем нет», «15 минут следующего приема бесплатно для члена семьи».

Я думаю, что слова дальше излишни и все поняли, что никаких изменений ни в водах организма, ни в ощущениях обнаружено не было?

Зато по приезду домой, со свежей головой я снова зашла на сайт Елены Викторовны Захаровой и обнаружила, что, например, ее диссертации «Эффективность остеопатического лечения дыхательных осложнений при лапароскопических операциях», о которой говорится на страничке, НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Отрицательные отзывы она тоже не публикует, а теперь даже не понятно, те положительные – они настоящие вообще?

— Где деньги, Зин?

А вот настоящая Захарова Елена Викторовна (врач-нефролог, кандидат медицинских наук), которая действительно написала и защитила диссертацию, кстати, по другой теме. Никакими остеопатиями и сакральными методиками настоящая Захарова не занимается. Она работает в Боткинской больнице.

На секунду мелькнула мысль, что я попала к плохому остеопату, но потом пообщалась с девушкой, которая с такими мыслями посетила четырёх разных остеопатов, не получив помощи, зато отдав немалую сумму за свое «лечение».

Таким вот тернистым путем я сформировала свои выводы по поводу остеопатии:

  • Остеопатия – это вид НЕТРАДИЦИОННОЙ медицины;
  • Остеопатия может быть эффективна при незначительных проблемах, если человек, обратившийся к остеопату, легко поддаётся внушению (действует элементарный эффект «плацебо»);
  • При реальных, серьезных заболеваниях остеопатия не поможет;
  • Отсеопатия – это огромная машина по зарабатыванию денег. Школы остеопатии за большие деньги «переучивают» мануальных терапевтов и прочих врачей. А уже выученные специалисты выкачивают деньги из населения: в среднем цена приема у разных врачей-остеопатов составляет 5 000 рублей. Некоторые уникальные специалисты запрашиваю по 25 000 рублей за ОДИН прием (Владимир Животов, например);

  • Из пункта четыре следует – остеопат не заинтересован в том, чтобы вас вылечить, он заинтересован в том, чтобы на вас заработать;
  • Вы можете ходить от одного остеопата к другому, в надежде на помощь, но если вам не помог первый, то высока доля вероятности, что не поможет и второй;
  • С большинством проблем, с которыми работает остеопат, справится хороший массажист!

Конечно, кто-то мне сейчас возразит: «мне-то остеопат помог». Я почитала различные отзывы реальных людей, которым остеопат помог. Кто-то пишет, что помог при нарушениях мышечного тонуса у детей (смотрите выше, с этим работает массажист). Кому-то помог со срыгиваниями у ребёнка. Ну, во-первых, причины срыгивания очень различны (в некоторых случаях тоже массаж может помочь), а во-вторых, все груднички перестают срыгивать (да-да, даже те, кто не бывал у остеопата). Список продолжать не буду.

Но если вдруг кто-то еще хочет посетить остеопата – выберите хотя бы того, который берет меньше 25 000 за прием 😉